Валютные метания, или откуда берётся стоимость денег




Вряд ли кто из простых людей задумывается о том, что происходит, когда они обменивают доллары на рубли в обменнике у магазина. Или снимают деньги в банкомате в иностранной валюте, когда на счёте лежат вполне себе деревянные рубли. Деньги, и деньги. Но в глобальном масштабе всё гораздо интересней!

Всё было бы просто и понятно, если бы в мире существовала одна универсальная валюта. Но, вот незадача, государств много, и у большей их части есть своя собственная «деньга». А раз есть международный товарооборот, то надо как-то договариваться. Ты мне нефть в обмен на компьютеры не получится. А мерила единого нет, ведь деньги — это мера стоимости, а мер в итоге оказывается множество.

Как бы то ни было, но другую валюту надо где-то достать. Значит надо менять. За обмен отвечают обычно банки, которые и связаны со всякими денежными вопросами. Их интерес в комиссии, которую они получат за услуги. Выдадут вам из своих запасов доллары. Возьмут в свои запасы от вас рубли. Ну, вроде бы понятно. А цена? Вот это и есть сложный вопрос во всей схеме.

Как определяется цена обмена валют? Тот самый валютный курс? Ну, самый очевидный способ — просто установить. В закрытых и жёстко управляемых странах обменный курс устанавливается только правительством. Продавать по другой стоимости нельзя. Следить за этим легко, ведь валюту можно купить только у государства. Разумеется, цена там не сильно справедливая. Потому обычно процветают подпольные обменники с более рыночным ценообразованием.

Бывает, что фиксированный курс устанавливается в свободных государствах. Цели предполагаются благие. Ведь если курс валюты твёрдый и не меняется, значит бизнес может прогнозировать все валютные риски и свои доходы. Это ведёт к стабильности в экономике. И является большим плюсом в глазах иностранных инвесторов, которые могут не учитывать в своих расчётах валютные колебания. Вот только довести эти цели до конца толком ни у кого ещё не получалось. Дело в том, что устанавливая фиксированный курс, государство обязуется его поддерживать. А значит тратить на это финансовые ресурсы. И когда ситуация в стране осложняется (а осложняется она почти всегда, так как такие эксперименты проводят развивающиеся государства), то растёт и нагрузка на бюджет. Рано или поздно где-то рвётся. В 90-х годах таким образом рухнули мескиканский песо и тайский бат. Правительства просто не смогли удержать фиксированные курсы. В результате на несколько лет страны накрыл сильный экономический кризис.

Но чаще официальный курс всё же встречается в более мирных ситуациях. Он устанавливается государством как для целей внутреннего пользования (различные расчёты и выплаты), так и для того, чтобы центральные банки стран могли обмениваться между собой валютами (в случае России это тот самый «курс ЦБ РФ»). Для простых людей существуют валютные рынки (в случае России тот самый «курс ММВБ»). Здесь банки и брокеры продают и покупают валюту, проводят сотни тысяч сделок ежедневно на баснословные суммы. И по закрытию торгов мир узнаёт рыночную стоимость валюты, то есть за сколько готовы купить или продать её свободные рыночные компании. Во сколько они оценивают валюту конкретной страны как товар. Свободный рынок торжествует? Как бы не так!

Практически не существует государств, которые бы допускали такую вольность, когда стоимость денег меняется, как заблагорассудится. А потому существует плавающий валютный курс. Обычный и управляемый. Первый означает привязку валюты к стоимости другой валюты, или даже к нескольким. Например, Саудовский реал (валюта Саудовской Аравии) привязана к доллару США. И за 1 доллар дают где-то 3,75 саудовских реала. Поскольку привязка обычно происходит по отношению к валюте страны, с которой больше всего экономических отношений, то и сложностей это почти не вызывает. Растёт реальный курс доллара — растёт и реальный курс реала. Падает доллар — падает и реал. Зачем всё это? Как и в случае с Таиландом, это даёт бонус в отношениях между государством и бизнесом. Но только в такой ситуации оказывается более безопасным.

В мире же в целом правит бал управляемый плавающий курс (managed float). Это означает, что курс валюты в целом свободен. Цена на неё регулируется спросом и предложением. Если планете нужны доллары, чтобы купить американских товаров, значит банки покупают доллары, чтобы пополнить свои запасы. Растёт спрос на американские товары, следовательно растёт спрос на доллар, а значит растёт его цена. Падает спрос на товары, падает и доллар. Но это если в финансовой гавани всё спокойно. А если в стране неудачи? Спрос на валюту идёт вниз. Бизнес начинает волноваться. Исчезает стабильность. Чтобы сгладить последствия государство предпринимает валютные интервенции, то есть массовую скупку либо продажу валюты.





Если вы помните, то в новостях часто упоминают о валютной корзине Центробанка РФ. И что он якобы не даст выйти стоимости этой корзины за определённые пределы. Это пределы стабильности экономики. А как Центробанк этого добивается? В зависимости от целей продаёт или покупает доллары. Падает рубль — продаст доллары, чтобы получить взамен рубли. То есть спрос на рубли растёт, растёт и цена.

Выводы: уровень регулируемости валютного рынка часто показывает уровень развития государства. Чем более мощная и стабильная экономика, тем больше свободы в валютном обмене. В развивающихся государствах, как правило, больше ограничений, потому как запроса прочности маловато, и резкий скачок валюты в любую сторону может вызвать панику и настоящую катастрофу. Поэтому не нужно считать, что если Центробанк РФ вынужден поддерживать курс рубля, то это плохая валюта. Нет, это просто защита от необоснованных колебаний.




Комментирование закрыто.