О фармацевтике, диких наценках и дешевых лекарствах




Фармацевтический бизнес является одним из самых прибыльных на планете. Больше денег даёт, пожалуй, только продажа наркотиков. Неудивительно, что у людей сложилось впечатление о фармацевтических компаниях, как о настоящих бандитах. Которые пользуются ситуацией и болезнью человека, чтобы впарить ему таблетки в десять, сто, тысячу (кто больше?) раз дороже. На самом деле, здесь не все так просто. И если разобраться, то гораздо осторожнее даёшь оценки происходящему. Да и личную выгоду начинаешь получать. Интересно?

Миф о тысячекратных наценках скорее всего возник из-за цен на препараты, применяемые в онкологии. Еще бы – речь идет о десятках и сотнях тысячах долларах за курс лечения из нескольких упаковок пилюль. В мозгу обывателя не укладываются такие суммы. Он сразу представляет в одной руке таблетку аспирина, а в другой какой-нибудь новейший препарат против рака. Разница в цене – как расстояние до другой галактики. Но дело в том, что создание новых эффективных лекарств (особенно против сложных в лечении болезней) – одно из самых трудоемких и ресурсных занятий. В качестве аналогии можно привести злополучный адронный коллайдер. Лучшие специалисты, годы лабораторий и испытаний, огромные финансовые затраты. Фармацевтика ничем не хуже.

Давайте попробуем мысленно нарисовать в голове длинный путь лекарства. От рождения до момента получения первых прибылей. Как создается передовое лекарство? В лабораториях сидят специалисты с мировыми именами, работают на оборудовании, которое стоит миллионы и десятки миллионов долларов. Они ищут. Несколько лет. Вначале это происходит все на уровне расчетов в голове и в компьютерах, а также в виде биохимических опытов. Проводятся опросы врачей, исследуются конкретные пациенты. Заметьте, это только начало. А уже потрачена прорва денег. Потом, когда специалисты и руководство компании решают, что аппарат теоретически будет эффективным, оформляются допуски для исследований на животных. Эта стадия не менее затратная, чем предыдущая. По ходу экспериментов делают корректировки, пробуются новые варианты. И вот, спустя очередной длительный этап находится “Оно”. Готовая формула. Что дальше?

Дальше – самое главное. Испытания на людях. Разумеется, к пациентам ученых никто так просто не допустит. Для этого должны быть исписаны десятки тонн документов, проведены тысячи встреч, получены тысячи одобрений от чиновников разных уровней. Конференции, банкеты, приватные беседы с “нужными людьми”. Некоторые говорят, что это вообще самая затратная часть исследований. И наконец-то – клинические исследования. Добровольцы пробуют на себе экспериментальные методы, их активно наблюдают, анализируют действия веществ, делают выводы. Собирается статистика о побочных эффектах. Если все в порядке, и успешность доказана, то лекарство выпускают на рынок. Но это еще не конец, как некоторые подумали. Ведь это мир жестокого бизнеса – препарат нужно еще вывести на рынок, рассказать о нем всем заинтересованным, прорекламировать и отбить долю рынка у конкурентов. Иначе кто его покупать-то будет?

А теперь оглянитесь назад, на описанный период. Заметьте, спущено денег уже столько, что можно целый год содержать небольшую африканскую страну. А не заработали пока еще ни копейки! Фармацевтика – это не благотворительность. Это бизнес. Очень сложный. И дико затратный. Да, там могут быть наценки. И действительно большие. Но себестоимость производства новых эффективных лекарств против многих болезней действительно очень высока. Да, и справедливости ради, самые большие наценки существуют при производстве дешевых лекарств. К которым имеет доступ обычный простой покупатель. А значит на него можно массировано воздействовать с помощью рекламы. И разных маркетинговых приёмов. Короче, всё в стиле Apple.

Так, почему же на рынке есть куча дешевых лекарств? Ну, самый очевидный вариант – не все лекарства столь сложны и трудоемки. Лекарства вроде аспирина достаточно просты для современной науки и медицины, а потому имеют какую-никакую доказанную эффективность еще на стадии “умственного проектирования”. Да и помогают они от симптомов болезней, изученных вдоль и поперек. Можно сказать “бери и делай”. Если бы не одно “но”. Исследования в фармацевтике даже для производства простых лекарств и от простых болезней – это все равно очень сложно. Лаборатория – достаточно затратная штука. И тем более много стоят специалисты, которые там сидят и обладают умными мозгами, чтобы еще что-то в этой лаборатории делать. А потому разрешите вас познакомить с дженериками…

Дженерики – это законный контрафакт. Дело в том, что любое открытие вообще, и лекарство в частности, обладает патентной защитой. Это означает, что никто иной не может без разрешения “открывателя” воспроизводить данное лекарство, даже если ему известна его формула. Но патент действует не вечно. У нас, например, это до 25 лет. А в США всего 12 лет. Что потом? Потом – копируй, делай, изменяй и твори, что хочешь. Не нужно лаборатории. Не нужно специалистов с мозгами – достаточно просто воспроизвести. С этой задачей можно справиться достаточно дешево и легко. Именно поэтому подавляющее большинство лекарств сегодня везут из Индии. Копеечный труд и достаточно специалистов для простого воспроизводства. Успешные компании по-производству дженериков – сплошь и рядом. Но на передовой по-прежнему находится западный бизнес. И где-нибудь в Швейцарии сегодня творится настоящая наука. И совершаются революционные открытия. А что же это знание дает вам? Где выгода?

Выгода в том, что теперь, когда вы заходите в аптеку, вы можете сделать правильный выбор. Достаточно заранее поинтересоваться действующим веществом необходимого вам лекарства, и по его международному названию найти аналоги других компаний. Разница в цене между самым простым “фесталом” и модно упакованным “мезимом” может различаться в десять раз. А действующее вещество в них одно и то же – Панкреатин. А та же “Но-Шпа” является охраняемым товарным брендом. Но существует еще с десяток дженериков с другими названиями, но тем же составом. В общем, будьте бдительны и не болейте!








Комментирование закрыто.